13:25 

Про Кота

[Мышь]
Расстреляй мои сны. Из винтовки, да в голову!
15.07.2014 в 21:42
Пишет Скрип пера:

Кот
Посвящается моему коту,
который помог мне меньше бояться всяких подозрительных шорохов и звуков в моей квартире.


Квартира мне понравилась сразу - светлая, просторная. На первом этаже, конечно, зато с видом на палисадник. Городок этот, как и многие, подмосковные, тихий, население - сплошь старики, да изредка - молодые семьи, которые, как и я, не поместились в столице. Из местных достопримечательностей - краеведческий музей да какое-то древнее кладбище, мой дом совсем рядом с ним и был, но опять же - покойники, соседи не шумные.
Я с радостью подписала договор на длительный срок. Я уже чувствовала, как ко мне возвращается вдохновение, как я буду писать картины, наслаждаться тишиной и покоем. Интернет только надо бы провести. Окрылённая этими мыслями, я отправилась паковать вещи.

Правду говорят, что один переезд равен наводнению и двум пожарам. Хоть имущества у меня было не то чтобы очень много, организация переезда заняла у меня несколько дней. Когда дребезжащий грузовичок привёз меня со всем моим скарбом к новому дому, я мечтала только о том, чтобы скорее распаковаться и выпить живительную чашечку чая. Куда там! Пока мы ехали, погода испортилась, хлестал отвратительный холодный ливень, гром гремел так, что уши закладывало, в добавок дорога оказалась на редкость ухабистой. Подпрыгивая на каждой кочке, я с тоской думала, что на небесах меня явно кто-то недолюбливает. Остановились мы у самого подъезда, добежать до него - пара секунд, но я всё равно промокла до нитки. Пока рабочие матерясь разгружали кузов, я пошлёпала по тёмному коридору к двери своей новой квартиры. Лампочка в предбаннике отчего-то не горела и я с трудом смогла отыскать ключи на дне своей бесконечной сумки. Нащупав скважину, я щёлкнула замком и вошла внутрь. Почему-то окно в комнате было открыто настежь и зловеще хлопало под порывами ветра, на полу разлилась приличная лужа. Вот ведь невезуха!
Бросив сумки у порога, я шагнула внутрь и со всей силы захлопнула окно. Будто в ответ, снаружи по стеклу лупануло веткой, напоминающей гротескную, узловатую старческую руку. Я рефлекторно отшатнулась и вдруг, почувствовала на себе чей-то взгляд. Не могу объяснить, но было чёткое ощущение, что я в комнате не одна. По спине побежали мурашки. Я нервно обернулась. Из тёмного угла на той стороне комнаты на меня смотрели яркие зелёные глаза. От неожиданности я подпрыгнула и метнулась к выключателю. Те несколько секунд, которые требуются энергосберегающей лампе для того, чтобы загореться, показались мне вечностью, в течение которой мне казалось, что на меня вот вот набросится неведомое существо.. Когда комнату залил тускловатый жёлтый свет, я разглядела своего незваного гостя.

В углу сидел огромный, боевого вида рыжий кот. Он очень внимательно и серьёзно разглядывал меня, будто оценивая. С моих плеч, словно свалилась гора. Скорее всего кот пробрался в квартиру через распахнутое окно, спасаясь от ливня.
- Ну и напугал ты меня! - сказала я ему.
Кот никак не отреагировал, продолжая таращиться на меня своими огромными зелёными глазами. Кот был непривычно большой, как мне показалось, раза в два больше обычного, рыжий, как апельсин, и полосатый, как арбуз. На ушах антеннами торчали маленькие кисточки, а лапы украшали белые носочки. Наконец, видимо, удовлетворив своё любопытство, кот потянулся и неторопливо пройдя мимо меня, скрылся на тёмной кухне. Вот нахал! Ведёт себя, как будто дома находится. Я уже собиралась отправиться вслед за ним, чтобы выгнать его подобру-поздорову, но тут в двери появились грузчики, и стало совсем не до кота.

Когда всё было уже расставлено и за уставшими рабочими закрылась дверь, близилась полночь. Я очень вымоталась, но решила разобрать хоть часть коробок. Когда я вернулась в комнату, первое, что я увидела - был кот, царственно восседавший на моём кресле.
- Ты всё ещё здесь? - возмутилась я, - Шёл бы домой!
Кот ничего не ответил, но одарил меня очень серьёзным взглядом, мол я-то дома, а ты кто такая?
Махнув рукой, я стала разбирать коробки. Кот продолжал следить за каждым моим движением. Иногда, он подходил поближе, засовывал нос в кутули или трогал лапой вещи. Выглядело это довольно забавно. Меня он явно не боялся. Животных я, вообще, очень любила и, в принципе, была не против, чтобы кот остался жить со мной. Когда с делами было покончено, я заварила наконец-таки себе чаю, а коту предложила сосиску, которую он сначала подозрительно обнюхал, а затем сжевал с громким чавканьем. Затем я добралась до кровати и рухнула на неё, даже не удосужившись раздеться.

Сон, что снился мне в ту ночь, я объяснила для себя сильным переутомлением. Мне привиделось, что ко мне постучалась соседка и предложила познакомить с другими жителями дома. Но отчего-то, пошли мы с ней на кладбище. И вот, ведёт она меня среди могил и радостно так повествует - это де, Семёновна, очень злобная старушенция, но коли шуметь не станешь, она вредить не будет, просто сон у неё чуткий. А это - Карл Степанович, он любит сладкое. Это Ванька, с ним лучше дел не иметь, странный он, говорят, судили его за изнасилование, да так и не доказали ничего. А я иду такая, как будто ничего странного не происходит, киваю, охаю да вопросы задаю дурацкие. И будто все, про кого соседка рассказывает, встают и идут за нами следом, руки мне пожимают, знакомятся. Дошли мы так до конца аллеи, там могилки поновее. - Здесь Варя живёт, - рассказывает соседка, - она почти твоя ровесница, я думаю, вы подружитесь. А тут Лиза, она раньше в твоей квартире жила, с ума сошла, бедолага, аккуратней с ней, она не злая, просто не в себе немного. А вот мы и к тебе вернулись, говорит. И остановились мы у пустой, только что вырытой могилы. И все, кто с нами шёл кивают так одобрительно, говорят, добро пожаловать. А я стою и улыбаюсь, как дура. А потом их растолкал какой-то крошечный старичок, с нечёсаными рыжими патлами, схватил меня сухою рукой и потащил прочь. “Соседи” пытались было его остановить, но он на них будто зашипел даже.
- Вот бесовщина! Знакомится повылазили! А ну кыш! Кыш-КЫШ, нечистые!
Притащил он меня домой и давай отчитывать.
- Ну что, познакомилась, дурища? Какого лешего тебя сюда занесло?
И тычет мне пальцем в грудь, больно так. И, будто от этих-то самых тычков я и проснулась.

Меня прошиб холодный пот и я никак не могла отдышаться, будто стометровку пробежала.
- Ну что, познакомилась, дурища? - раздалось справа.
Я подпрыгнула на кровати и резко обернулась. На моём кресле сидел сухонький старичок и выжидательно смотрел на меня. Я оторопела. Глубоко вздохнув, я зажмурилась изо всех сил, надеясь, что это - обрывок сна, который никак не хотел меня отпускать. На удивление, это помогло - когда я вновь открыла глаза, в кресле сидел мой новый знакомый, рыжий кот.
- Мяв! - внезапно сказал он басовито и вздрогнул, будто его удивил звук собственного голоса.
На всякий случай ещё раз протерев глаза и убедившись, что кот это кот, я выползла из под одеяла и пошлёпала на кухню, заварить чаю. В любой непонятной ситуации - пей чай, он всегда помогает. Кухню я вчера разбирала в полубессознательном состоянии, поэтому сейчас ничего не могла найти. Чай-то был под рукой, а вот все крендельки и конфеты, которые я упаковала с собой так и не нашлись. Обидно. Протянув коту ещё одну сосиску, я подумала о том, что если он останется тут, надо бы купить ему нормальной кошачьей еды и лоток… Да и к ветеринару бы сводить не мешало, мало ли, что это за кот и где он был.
Остаток дня я провела за разбором вещей и прочим обустройством. Надо поскорее обжиться и приступить к работе - у меня горел заказ для дизайнерской студии, а для этих ребят оправданий не существует.
Вечером я вышла в магазин. Купила коту еду, лоток и всякие другие кошачьи мелочи, пополнила запасы сладкого. Лампочка в коридоре опять не горела. Пока я возилась с ключом и жонглировала пакетами, откуда-то из темноты вынырнула пожилая женщина-соседка. Мы разговорились. Я хотела пригласить её зайти, но когда дверь, наконец, открылась, на пороге в боевой стойке стоял рыжий - хвост трубой, шерсть дыбом и шипел, аки кобра. Я хотела извиниться перед соседкой, успокоить её, но, когда я обернулась, рядом со мной уже никого не было. Пожав плечами, я вошла внутрь. Кот тут же успокоился и стал деловито засовывать морду в пакеты. Странный он всё-таки какой-то. От кошачьей еды он отказался, а когда я установила лоток, глянул на меня с таким презрением, что мне аж стыдно стало. Так что, я продолжала кормить кота сосисками, а лоток хоть и оставила для порядка, он всегда оставался нетронутым. Я решила, что кот по ночам выбирается через окно и делает свои дела на улице. По крайней мере, в доме он ни разу нигде не нагадил.

Вообще, после переезда странностей в моей жизни прибавилось. В моём доме были какие-то неполадки с проводкой - постоянно мигали и перегорали лампочки, отказывался работать интернет. Как следствие перебоев с электричеством, а, может из-за неисправного холодильника, продукты у меня портились с космической скоростью - вечером купишь молоко - к утру оно прокиснет, хлеб заплесневеет, мясо протухнет. Соседей своих я встречала редко. Из-за случая с рыжим котом у тёти Маши, кажется, развилась котофобия и каждый раз, когда я приглашала её зайти, она в буквальном смысле слова испарялась неведомо куда. Когда кто-то узнавал где я живу - сразу старался как можно быстрее со мной распрощаться, что делало мою жизнь довольно одинокой. Однажды, я привела домой кавалера, но он сбежал от меня прямо посреди ночи, в ужасе говоря что-то о лицах в окне, больше мы не виделись.
Зато моя работа шла достаточно хорошо. Картины писались легко. В некотором роде это заслуга кота, которого я прозвала Кузькой. Как-то очень легко и светло было на душе, когда рядом был этот лохматый…

А сны мне продолжали сниться весьма неприятные. Во многих из них встречался тот старичок, которого я никогда в жизни не знала. Проснувшись ночью в испарине после очередного кошмара, было особенно приятно коснуться кузькиной шерсти и послушать как он урчит.

Живя в этой квартире, я становилась всё более и более нервной. Например, мне стало мерещиться, что когда я в душе, по ту сторону шторки кто-то стоит. Вот мою я голову и боюсь глаза закрывать. Всё-то мне кажется, что дверь скрипнула, а за шторкой будто даже тень и слышится чьё-то дыхание. Отдёргиваю шторку - никого. Особенно один раз я перетрусила, отдёргиваю в очередной раз шторку и в этот момент свет закоротило. Отчего-то холодно так стало, лампочка мигает и примерещилось мне, будто совсем рядом стоит мужик такой высокий, в белом. Я замерла - ни жива, ни мертва. Хриплю что-то, а голоса нет, не могу позвать никого, да и кто услышит? Но тут раздался грозный мявк и в ванную зашёл кот. Лампочка загорелась и выяснилось, что напугалась я собственного халата. А ещё, в ту же ночь кошмар приснился, про то, что я бегу куда-то бегу, но не вижу, кто за мной гонится, боюсь обернуться. А где-то впереди кричит тот старичок - “За царапки беги! За царапки!” Какие-такие царапки?

И с памятью моей что-то стало. Постоянно забываю о чём-то. Например о том, что надо купить чего-то к чаю. Мелочь, конечно, но неприятно. Дома вечно куда-то исчезает сладкое, хотя я вроде его почти и не ем, а может не осознаю, как всё съедаю.

Как-то во время работы я услышала непонятные звуки, пойдя на которые, обнаружила, что кот увлечённо царапает косяк входной двери, попытка отогнать его ни к чему не привела. Я даже его отшлёпала, на что Кузя очень обиделся. Тем не менее очень скоро он вернулся к своему занятию, оставив на дереве какие-то, одному ему понятные знаки, острыми, как бритва, коготками. Получили свои метки и окна. Хорошо, что квартиру я оплатила сразу на несколько месяцев, не знаю как бы я объясняла хозяевам этот новый декор, того и гляди заставили бы от кота избавиться. В общем, я не придала этому большого значения - коты ведь любят поточить свои коготки обо что попало.

Когда на улице потеплело, я стала работать в палисаднике. Заботливыми руками местных бабушек здесь цвели самые разнообразные цветы и кустарники - одно удовольствие писать картины, вдыхая свежий аромат флоксов и жасмина. Иногда ко мне подходили любопытствующие и робко заглядывая мне через плечо, смотрели как я рисую. Это меня особо не беспокоило - одно время я подрабатывала, портретисткой, изображая туристов в центре города. Однажды, когда я в очередной раз расположилась с мольбертом на улице, ко мне подошла молодая женщина и спросила, могу ли я нарисовать её портрет.
- Мой-то уже совсем потрескался, - посетовала она.
Я была в благодушном настроении и согласилась. Женщина была красивая - молоденькая, худенькая, почти прозрачная. Рисовать её было одно удовольствие. Кажется, портрет ей очень понравился. Только размер она отчего-то выбрала совсем маленький. Когда я закончила, она посмотрела на него, улыбнулась и попросила передать его её маме, живущей в моём доме, на верхнем этаже. Я, говорит, уезжаю сегодня, не успеваю, передайте пожалуйста! Ну, мне не сложно… На том и распрощались.

Стучусь я, значит, в нужную квартиру, открывает сухонькая, сморщенная как изюм старушка. Я ей протягиваю портрет, так и так, говорю, дочка ваша просила передать, взамен старого. А старушка сначала кричать на меня начала, затем портрет взяла, да как побелеет, и крестится безостановочно…
- Да в чём дело, мать? Что с тобой?
- И ты, - говорит, - с ней и правда разговаривала?
- Разговаривала, вон, и часа не прошло. Она сказала уезжает сегодня и времени забежать самой не было. Да что такое-то?
- Подожди… подожди…
Старушка дошла до кухни и накапала себе, наверное, с пол пузырька карвалолу.
- Пойдём… покажу.
И повела меня… прямиком на кладбище. Довела до свежего ряда могил и указывает на надгробие. Я смотрю - и глазам не верю - “Варвара Миленко, 1980 - 2010”. А на портрете та самая девушка, тонкая-белокурая, серьёзно так смотрит, а прямо по центру лица идёт уродливая такая трещина. Вот тут-то я серьёзно задумалась, в какое же место меня занесло.
Молча дошли мы со старушкой до дома.
- Ты, девочка, осторожнее, - сказала мне она напоследок, - Варюша-то хорошая, она ничего тебе не сделает, но не все такие, ох не все.
Тогда-то меня впервые и посетила мысль, а не лучше ли мне переехать?

На мой День рождения ко мне приехала подруга. Мы целый вечер провели за байками-шутками, распили бутылочку вина, пожевали тортик. Было уже достаточно поздно, когда Женя вдруг расчехлила мою старую гитару и предложила вспомнить студенческие годы в общаге. Было весело… а потом в окно очень сильно кто-то ударил. Женька вздрогнула.
- Что это?
- Да ветка, наверное. Она меня в первый день здесь тоже напугала.
- И как ты тут живёшь? - Женя поёжилась - Мрачно как-то…
Я пожала плечами. Она снова коснулась струн, но тут в окно лупанули ещё сильнее. Моя гостья занервничала. Вскочив на ноги, она подбежала к окну.
- Ну и темень… не видно ничего…
И тут, как это часто бывает, в квартире замигал свет. Я вздохнула и поплелась проверить пробки, но не успела я дойти до щитка, как из комнаты донёсся женькин визг. А потом свет снова зажёгся.
- Там-там-там…. - дрожа всем телом, только и смогла она ответить на вопрос, что же её так испугало.
- Знаешь, давай-ка спать. Мы обе явно перебрали маленько, а завтра я тебя на электричку посажу.
- Нет! - упёрлась Женя, - Я здесь на ночь не останусь!
Я глянула на часы.
- Ну, вроде через пол часа ещё автобус до города поедет, если уж так не хочешь оставаться.
- Да-да, - закивала подруга, - только… только проводи меня, пожалуйста!
Ну что поделать? Пришлось собираться и вести Женьку на остановку. Было поздно и холодно. Больше всего на свете, мне хотелось забраться под тёплое одеяло, но не бросать же Женю одну в незнакомом городишке. Улицы в такой час пустовали. Женя не проронила ни слова, только, когда садилась на автобус обняла меня крепко. Проводив исчезающую за поворотом дребезжащую махину, я побрела назад. Фонари работали плохо - на пол пути к дому их стало коротить, почти как лампочки у меня в квартире. Будто бы проблемы с проводкой были у целого города… Под одним из мигающих фонарей, на лавочке впереди, я заметила чью-то скрюченную фигуру. Пьяный небось, пристроился покемарить. Я ускорила шаг, надеясь, что он не обратит на меня внимание. Подойдя поближе, я разглядела старушку в чёрном. Платок её был сильно надвинут на лоб, из под него выбивались длинные седые пряди так, что лица не видать.
Старушка на лавочке так поздно?
- Всё хорошо, бабушка? - на всякий случай решила спросить я, поравнявшись с ней.
- Не спится…. - прохрипела та, - Шумишь! ШУМИИИИШЬ! - она заверещала так внезапно, что я, отшатнувшись, чуть не упала. “Бабушка” подняла на меня лицо… и я бросилась бежать.
А старушенция будто летела за мною вслед, завывая, как мифическая банши - “Не шумииии, НЕ ШУМИИИИИИ!!!!”.
Я бежала, виляя, по улице - старуха за мной, я во двор - она следом, буквально ворвавшись в свой, по обыкновению тёмный подъезд, я упёрлась в закрытую дверь своей квартиры, чуть не плача, стала рыться по карманам в поисках ключа. Но времени не было - я слышала приближающийся вопль и, вспомнив боевики, немного отступила и, навалившись на свою дверь плечом, влетела вместе с ней внутрь. Только ударившись об пол, я подумала что вряд ли это было разумно, что теперь остановит эту мегеру? Однако, что-то да остановило. “Старушка” добралась до дверного проёма, но, не смотря на отсутствие в нём двери, заходить внутрь не торопилась. Она металась, завывая, скребла косяк с той стороны, но переступить порог вслед за мной так и не смогла. Я вжалась в стену, наблюдая за всем этим и пыталась вспомнить хотя бы одну молитву. Затем, на площадке мигнул свет и вопящее чудовище испарилось. Странно, что она не разбудила никого из моих соседей… Остаток ночи я провела пытаясь приладить на место дверь. Когда это мне, наконец, удалось, обессиленная, я побрела на кухню, заварить чай и немного успокоить нервы. На одном из стульев болтая ногами сидел рыжий старичок и ухмылялся в усы.
- Набегалась?
- Не то слово, - пробормотала я и, вздрогнув, обернулась к нему.
Кузька на стуле увлечённо вылизывался. Всё-таки недосып - дело страшное. Дрожащими руками пытаясь насыпать в чайник заварку, я заметила, что тарелка из-под торта была абсолютно пуста. Удивительно, мне казалось, мы и половины не съели…

Утром мне позвонила Женя и каким-то странным голосом сказала, что добралась нормально и надеется, что у меня всё хорошо. Посоветовала поискать квартиру в столице, говорит, знает одну, которая скоро освободится. После событий ушедшей ночи, я благодарно согласилась. Чуть позже, забрав в почтовом ящике газету, я прочла в новостях о трагической аварии - один из наших рейсовых автобусов перевернулся вчера ночью. Хорошо, что Женька добралась нормально, повезло.

Через пару месяцев, мне позвонила женькина мама. Сказала, что Женя хочет, чтобы я жила в её квартире. Я несказанно удивилась.
- А сама она где жить-то будет?
В ответ Мария Анатольевна упорно отмалчивалась.
- Пакуй чемоданы и заезжай за ключами.
- А Женька что же мне сама не позвонит? У неё всё хорошо? - допытывалась я.
На той стороне пошли короткие гудки.

- Правильно, девка, езжай!- сказал мне той ночью крошечный старичок, - А коли хочешь, чтоб я с тобой поехал, одну сумку пустой оставь и так и вези. Я тебе помогать буду.

Утром, умываясь, я всё никак не могла понять, что же это такое творится вокруг меня? Может, я болею? Я внимательнее присмотрелась к своему отражению. Вон бледная какая! И сосуды в глазах полопались… А это что, седая прядь? Чем дольше я всматривалась в своё лицо, тем больше понимала, что оно не моё. Потрескавшиеся губы, из которых сочится кровь. Шрам на лбу. Это точно не я! Кто же смотрит на меня из зеркала? Холодея от ужаса, я медленно обернулась, чтобы убедиться, что позади меня никого нет. Когда я повернулась обратно, то нос к носу столкнулась с кошмаром, который высовывался из моего заляпанного зеркала в ванной, как призраки из дешёвых фильмов ужасов. Чудовищное существо обхватило моё лицо ледяными руками, с обломанными ногтями. Я зажмурилась. Ну всё, приехали. Сейчас она мне шею свернёт.
- К-к-к-куууузькаааа! - жалобно просипела я.
Что было дальше - не помню. Я очнулась на холодном кафельном полу от того, что кот тыкался мне в лицо своим мокрым носом и щекотаясь усами. На затылке нащупывалась приличная шишка…
Хозяева квартиры особо не удивились, когда я позвонила им и голосом, срывающимся на визг сказала, что расторгаю контракт. А далее, всё как и раньше - коробки, кутули и переезд. Что там себе думала Женька, я потом разберусь, надо убираться отсюда, пока жива. Кузька накануне отъезда куда-то исчез. Я сначала очень переживала, но потом, вспомнив свой сон, оставила одну сумку пустой. А вдруг?

Когда и дом и этот захолустный сонный городишко скрылись за горизонтом, я смогла вздохнуть свободно. Мой мозг пока не хотел заниматься копательствами на тему “что же всё-таки это было, чёрт подери?!!!”. Я просто радовалась, что всё это осталось там - в доме с вечно тёмным подъездом и мигающими лампочками.

Женькина квартира была абсолютно пустой. Очень странно. Она же так любила это место. К какому-то молодому человеку что ль переехала? Дальше я погрузилась в распаковку. Открыв пустую сумку, я, к своему удивлению, нашла там фантики. Груды разноцветных мятых фантиков, обёрток от пирожных, наклеек от тортов. Как будто наткнулась на коллекцию трофеев какого-то заядлого сладкоежки. Странно…
А ночью мне снился заламывающий руки старичок, причитающий “Забыла-забыла-забыла меня! Забыла!”

Скрепя сердце, я решила вернуться и попытаться поискать Кузьку. Выбраться обратно, правда, сразу у меня не получилось. Прошло, наверное, дней девять. Когда я на дребезжащем автобусе приехала в это богом забытое место, вместо обшарпанного домика, меня ждало пепелище. Вот так. Порасспрашивав местных жителей, я узнала, что дом сгорел почти сразу, как я съехала. Одна женщина, поговаривали люди, совсем рассудком поехала, говорила, дочь её к ней по ночам в окно стучится, и вызвала священника. Тот дом освятил весь целиком. На следующую ночь он и сгорел.

Выслушав эту историю, я впервые в жизни купила в ларьке сигареты, села на развалинах своей бывшей квартиры и закурила. Я курила долго, давясь едким дымом и кашляя, но упорно затягиваясь. Когда я собралась уходить, из дальнего угла, там, где раньше была кухня послышалась какая-то возня. Я подошла поближе. В углу копошился маленький чёрный котёнок… Я огляделась в поисках его мамы, но он был совсем один. Подняв его и прижав к себе, я зашагала к автобусной остановке.
По пути я набрала номер женькиной мамы.
-Здравствуйте, Мария Анатольевна. Скажите всё-таки, где Женя.
В трубке долго молчали. Затем, будто с усилием, женщина ответила:
- Похоронили.
- Что?! Почему вы мне не сказали? И что это значит, “Женя хочет чтобы я жила в её квартире”?!
- Она запретила, - шёпотом ответила мне её мать.
- Вы с ней что, общаетесь?
- Она мне снится, - всхлипнула женщина и бросила трубку.

Присев на лавочку, я полезла в карман за новой сигаретой. Моя рука отчего-то была вся в грязи. Я присмотрелась - сажа. Я взглянула на котёнка, которого всё ещё прижимала к себе. То тут то там, из под сажи и пепла, проглядывала ярко-оранжевая шерсть. Я почесала его за ухом и посадила рядом. Щёлкнув зажигалкой, я вновь закурила.

URL записи

@темы: время одно наебалово, пространство другое, копипаста, письма яххе

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

мышиная возня

главная